Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:40 

Писательский флешмоб, задание №2.

Оливетти
Ни дня без строчки!
Игра началась! 18 работ, замечательных, вдохновенных, таких разных и волшебных в своей непохожести появилось в комментариях к первому заданию. И я хочу сказать, какие молодцы те, кто не испугался внутреннего критика и сомнений, и написал свою зарисовку.
Второе задание - на фантазию и ассоциации. Возможно, ваша история покажется вам бредовой и нелогичной - не страшно. Попробуйте вспомнить детские словесные игры, когда идешь за своим воображением, и над тобой не довлеет скучный взрослый разум. Совсем не обязательно это должна быть смешная история, любая сгодится. Я просто хочу, чтобы вы получили удовольствие от процесса.
Напоминаю, что на этой неделе мы пробуем свои силы, поэтому критиковать чужие работы не стоит. Но комментировать и обсуждать можно, главное - прячьте под кат все, кроме рассказа.

Второе задание:
Напишите историю, используя следующие слова: лицемер, банка печенья, город, телефон.


@темы: Флешмоб

URL
Комментарии
2013-03-06 в 21:43 

Edelgarde
Carpe Diem
Шенайя, оффтоп

2013-03-06 в 21:44 

Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
оффтоп

2013-03-06 в 21:46 

Linn Assalair
Память требует жертв
Шенайя, офтоп

2013-03-06 в 23:29 

Forever_Me [DELETED user]
Банка печенья.
Этот город - вечером в нём не видать ничего, кроме невыносимо ярких рекламных щитов. Аж глаза слепит, даже фары несущихся по шоссе машин сливаются с вездесущей подсветкой. И идущий по тротуару парень даже не пытался смотреть по сторонам, но как-то так вышло, что он оглянулся - и тут же увидел её. Взгляд резанул этот нелепый наивный бантик у горлышка и надпись:"Печенье-мечта".
Память мгновенно откликнулась на сигнал извне и послала в ответ целых ворох картинок из детства. Даже не картинок, а ощущений: тепло, запах корицы и тающая во рту невыразимо вкусная масса. Солнечный блик на банке. Цветы. Лето.
Парень сглотнул, машинально сунул озябшие руки в карманы, а в одном из них вдруг нащупал мятые купюры. Идея молнией вспыхнула в мозгу, ноги уже готовились повести своего хозяина к двери в магазин, чью витрину украшала волшебная банка...
Но грёза продлилась недолго. Задержавшаяся в детских днях память вернулась в настоящее и предъявила простой факт: эти деньги - на подарок сестрёнке. Последние. Кое-как сэкономленная стипендия. И обещание достать для сестры мобильный телефон - самый старый, самый подержаный, но работающий. "Она ведь теперь будет ходить в школу одна, - бормотала спешно мама, - мне на работу уходить, её провожать некому. Нужно чтоб хоть звонить ей я могла, тут у нас за городом же... Ну ты сам знаешь".
Ага, знает. Особенно то, что в таких дорогих магазинах, как этот, товар долго не лежит, и сомнительно, что эта банка дотерпит до новой выплаты стипендии. А ещё он знает, что скоро развернётся и пойдёт дальше, гоня прочь навязчивые мысли о той банке. Что купит мобильный, поедет домой, заняв у соседа по комнате на проезд, отдаст телефон... И будет упорно делать вид, что рад этому приобретению не меньше, чем мать или сестра. Не посмеет иначе, хотя внутри всё будет скрежетать от тоски по упущенному пропуску в детство.
"Лицемер," - огрызается парень.
Зажмуривается, сжав до предела ладонь с деньгами.
И уходит прочь.

2013-03-06 в 23:51 

Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
оффтоп

2013-03-07 в 00:25 

Forever_Me [DELETED user]
Шенайя, оффтоп

2013-03-07 в 01:43 

Кьюзи
Forever_Me, читать дальше

2013-03-07 в 08:50 

~Хюльдра~
Дама с кактусами, ложками, табуретками и фугу
Linn Assalair, читать дальше

2013-03-07 в 12:43 

Поднебесный волк
Китайская мудрость гласит: если вам нечего сказать, расскажите китайскую мудрость.
Linn Assalair, оффтоп

Forever_Me, оффтоп

2013-03-07 в 13:20 

Графит
Егор, пилите, блядь, пилите!
Вечер пахнет черемухой - сладко, свежо, город синеет, прежде чем налиться густой ночной чернотой, и в небе одна за одной проявляются тусклые звезды. Холодно - у нас всегда холодает, когда цветет черемуха, и я накидываю куртку, прежде чем выйти на свою обычную охоту. Гашу свет, прикрываю дверь и ныряю в черемуховое, прохладное, майское, спешу туда, где загораются окна, и за стеклами, если они не прикрыты шторами, становится видна жизнь тех, за кем я наблюдаю.
Моя охота не причиняет вреда никому - я не из тех, кто наслаждается видом чужих мучений и смерти. Я наслаждаюсь просто видом. Того, как разговаривает с кем-то девушка - рука, держащая телефон, бледна, как у русалки, и волосы тоже русалочьи - длинные, густые, в них не хватает только диадемы из морских цветов и жемчуга. Видом карточных игроков, чьи глаза поблескивают от азарта. Должно быть, игра идет давно, карты шлепаются на кухонный стол с размаху. Я мог бы не только заглянуть в окно - я мог бы встать у кого-то из них за плечом, сомневаюсь, что они заметили бы. А на кухне рядом мирно обедает семейство. Родители сидят ко мне спинами, я вижу только затылки, один с небрежным пучком волос, другой коротко стриженный, зато девочка могла бы заметить меня. Но она смотрит куда-то вдаль бледными невыразительными глазами и жует так медленно и вяло, словно в этом мире ей уже все опротивело.
Когда немногочисленные знакомые, с которыми я беседую иногда на личные темы, спрашивают, не бывает ли мне одиноко, я фыркаю и пожимаю плечами, а потом сообщаю, что предпочитаю не подпускать к себе людей ближе, чем на метр, и дольше, чем на пятнадцать минут, а лучше бы и вовсе обойтись без этого. Лицемер, лицемер! А может, и нет. Может, я бы и на самом деле не вынес, если бы рядом постоянно кто-то находился. А так я делю со всеми этими людьми их будни, не успев ни пресытиться, ни разозлиться, а им это ничего не стоит.
Следующее окно темно, но на подоконнике, свесив ногу наружу, сидит девушка. На этот раз никаких русалок - волосы острижены коротко, в брови серьга, в ушах тоже полно колец и гвоздиков. Не человек, а игольница. Загорелой рукой она дотягивается до черемухи, растущей у стены, но не ломает ветку, просто подтягивает к носу и нюхает, нюхает так, словно хочет вытянуть из цветов весь запах, чтобы он достался только ей. Вдруг она смотрит на меня, я вздрагиваю невольно и иду дальше, стараясь не ускорять шаг, а вслед мне несется смех, в котором стеклянные колокольчики, и серебряные гвоздики и кольца.
Знакомые уверены, что я педант. Это так. Я люблю порядок и каждой вещи отвожу ее место. Но иногда мне хочется вернуться домой и обнаружить беспорядок, который может причинить только другой человек. Я хочу увидеть сдвинутую банку печенья, или кружку около дивана, или оставленную на столе книгу. А больше всего я хочу увидеть свое окно зажженным при возвращении. Чтобы нырнуть из черемухи сразу в запах корицы, имбиря, печенья - не баночного, а домашнего, настоящего. Чтобы тепло окутало меня сразу, от пальцев ног, до макушки, обняло чьими-то руками. Но пока все эти дураки важно кивают на мои напыщенные слова о пользе одиночества, этому не бывать. У них даже глаза в такие минуты серьезные и стеклянные, а за стеклом видно, как ползут мелкие мыслишки о том, как хорошо не иметь привязанностей. Лучше уж я буду смотреть в настоящие окна. И раз уж эта ночь, майская, звездная, сине-черная - моя, я буду идти дальше, пока не сделаю круг и не возвращусь к своему темному провалу окна.
Но каждый раз, возвращаясь к нему, я думаю: а вдруг сегодня?..

2013-03-07 в 13:43 

Эллис оторвалась от бумаг и посмотрела в окно. В городе опять шел дождь. Вообще-то для Лондона это было вполне нормально.
Девушка вспомнила, как совсем недавно Чек предложил переехать в Ирландию, где у него остался небольшой домик от бабушки. Но Эллис не могла бросить доктора МакФи и клинику со всеми её пациентами. Именно поэтому она сейчас сидит, зарывшись в счета.
От раздумий её отвлек настойчивый звон телефона.
- Эллис! Эллис, у нас катастрофа! - кричал на другом конце провода доктор МакФи.
- Что случилось, доктор? - девушка улыбнулась. Зная характер доктора, она ничуть не удивилась посыпавшейся на неё информации.
- Продукты! У нас закончились продукты! Это катастрофа!
- Доктор МакФи, успокойтесь. Давайте составим список, и сегодня же вечером мы с Чеком всё принесем.
Следующие двадцать минут Эллис записывала наименование продуктов, и места где их можно было купить.
- Ну, вроде всё, - уже спокойно произнес доктор. - Хотя нет... Печенье! Нам очень нужно печенье! Мадам Лулу продает великолепное печенье. В баночках. Да! Нам нужно двадцать баночек печенья! Дети его очень любят.
Пока Эллис дописывала в список печенье, в комнату вошел Чек. Парень вымок до нитки и выглядел немного жалко. Эллис мягко улыбнулась любимому. Наконец проверив, всё ли она записала, девушка попрощалась с доктором.
- Я был у Дженкинса, - произнес Чек, как только Эллис положила трубку.
- И?
- Я говорил, что он лицемер и скряга?
- Ты говоришь это каждый раз, когда возвращаешься от него, - улыбнулась Эллис, предчувствую следующую фразу.
- Так вот повторяю. Он лицемер и скряга, - торжественно произнес Чек, отпив воды из стакана.
- Хорошо расскажешь, чем он не угодил тебе на этот раз по дороге в магазин, - девушка помахала списком продуктов в воздухе. - А то у доктора МакФи очередная катастрофа. Кончились печеньки.

2013-03-07 в 15:26 

Хэюшка
Графит, оффтопик

2013-03-07 в 16:03 

Lagroffe [DELETED user]
...здесь, впрочем, всегда был только один человек, который хотел её услышать. Хотя здесь - это как-то криво, косо и просто неправда. Здесь - это где-то в городе: не видела уже месяца три.
Лицемер. Она, правда, куда скорее - иначе бы не называла друзьями тех, кому нет дела, верно же, да? Телефон молчит, и вчера молчал, и вряд ли кто-то вдруг вздумает позвонить завтра. Никто не говорит, слушать тоже не хочет. В новом - для неё только новом, конечно, года два как построен - торговом центре продавщица искренне неудомевает от того, что кто-то может не знать расположения туалета. То, что он один, в подвальном этаже и спрятан "за отделом, в котором разные интересности, знаете", - уже не её дело. Вообще, дело мало кому до чего есть. А кофточка в магазине напротив кинотеатра внезапно как раз того самого голубого цвета, который... вот только не подходит совсем. Не перешьёшь. Консультант смотрит косо.
А "разные интересности", оказывается, и правда совсем разные. Что-то, первым бросившееся в глаза, подозрительно напоминает огрызок яблока, но на нём ценник. Чай в мешочках, в бумажных пакетах, в каких-то странных плетёных мелких сетках... Стеклянные шарики. Клубочки ниток - особенные, что ли, почему такие дорогие? Шкатулка рядом - дешевле шариковой ручки. Пирамидка из открыток. Ах, нет, это уже витрины украшение.
Перед продавцом стоит открытая банка печенья. Пахнет, вкусно, и, взяв деньги, протянутые "вот за тот камень на нитке", этот странный, будто совсем не отсюда парень вручает покупателю одну печенюшку - вместе с камнем, конечно, да. Только девушка больше радуется печенью - почему-то...
Она тоже подошла - попросить, разве что, любой мешочек чая, поменьше? Парень кивает, продолжая жевать резинку, тянется к чаю и ей его подаёт. С печеньем.
За спиной - кажется, конечно - будто кто-то сказал:
- Привет.
Она замирает.

оффтоп

2013-03-07 в 20:13 

Сер_Алекс
Ведь так страшно умирать, зная, что о тебе так никто и не вспомнит…
-Лицемер
И красный след от пощечины на лице, именно так закончилось мое свидание и отношения с ней. Она конечно сказала еще, что ей не понравилось это кафе. Якобы я привел её в самое худшее кафе в городе. Да здесь не богат выбор спиртных напитков, и здесь нету её любимого коктейля, но это не самое худшее кафе. Здесь подают очень вкусную еду, особенно здешнее печенье такое аппетитное, что просто пальчики оближешь. Ну ничего, свет на ней не сошелся, мы с самого начала не очень ладили.
-Официант счет.
Я оплатил за еду, направился к выходу. Все таки приятное это кафе – дружелюбные официанты, вкусная еда, да и обстановка тут, как будто в средневековой таверне. А ей видите ли грязно тут.
Открывая дверь, я достал пачку сигарет из кармана пальто. Уже стемнело. Видимо придется ловить такси, иначе долго буду пешком домой идти.
*Чирк**Чирк*
Зажигалка никак не хотела гореть.
*Чирк**Чирк*
Черт, ну давай же. Давно же хотел купить новую. Решив немного подождать, я обратил внимание что на улице всего два источника света. Моргающий фонарь, и вывеска кафе – «Банка Печенья». Забавное название. Я конечно понимаю, что у них замечательно печенье, но чтобы в честь этого называть кафе. Забавно.
*Чирк**Чирк*
А вот и третий источник света – зажигалка наконец зажглась. Я сделал глубокий вдох, и выдохнул клуб дыма. А позвоню-ка я Михону. Может он еще не спит, и заберет меня отсюда, а то что-то не хочется тратить деньги на кафе, да и живет он тут вроде не очень далеко. Так, телефон. Телефон. А, точно. Наверно я забыл его в кафе, на столике. Затушив сигарету, я развернулся и открыл дверь. Потоптавшись слегка у входа, чтобы не заносить грязь внутрь, зашел внутрь. Тут же на меня накатила внезапная головная боль и почти моментально ушла. Может курить бросить?
-Официант – почти крикнул я, не успев зайти в главный зал.
В глаза сразу же бросилось, что здесь стало темнее. Тут вроде бы было посветлее, буквально пару минут назад. Может уже закрываться собрались.
-Эй, кто-нибудь есть? – крикнул я.
-Тут я, тут. – из-за стойки, показавшейся мне чутка другой, чем в первый раз, высунулся усатый мужик, - Доброй ночи вам путник, чего желаете?
Я дернулся, - Ох ты ж, ну вы и напугали меня, извините, вы не находили тут телефона, я тут кажется его оставил на столике.
-Чегой простите не находил? Елевона?
-Телефона. Черный такой, прямоугольный. Не видели?
-Простите меня добрый путник, но я совершенно не понимаю о чем вы.
-Тогда, я взгляну пока что, может упал куда.
-Попробуйте, но вы вроде бы сюда и не заходили сегодня, так с чего бы вам тут что-либо терять?
-Да я ж только что тут ужинал, с девушкой ужинал – я ответил бармену, пока смотрел под столами.
- Да я бы запомнил такого именитого красавца, да еще и в столь странной одежде. Вы не отсюдова чтоль?
-Да нет, я в этом городе живу. - Эх, нету и все тут. Что ж за напасть такая. - Ладно, я к вам завтра еще зайду днем, поищу, а может и сами найдете к тому времени.
-Если вам будет так угодно, то конечно же приходите. Я недавно только открылся, так что никуда не пропаду.
-А разве ваше кафе не давно уже открыто?
-Что вы, сударь. Мы совсем недавно построили сею таверну. Даже еще не назвали, вот думаем. Может у вас есть какая мысль?
-Так вроде «Банка печенья», разве нет?
-Как говорите? Банка печенья? Какое странное название, иноземное наверно.
-Ладно, пойду я, а то поздно уже, а вам удачи.
Странный этот мужик какой-то, как будто и не работает тут совсем. Что-то я его тут не помню, сколько уже хожу, а ни разу не видел, новенький что ли, вот и путается.
-И вы здравы будьте.
Я открыл деревянную дверь и вышел на улицу. Внезапная головная боль снова пришла, и опять же так же быстро ушло. Да чтоб её.
Погодите, деревянная дверь? Резко обернувшись, я увидел лишь старую стеклянную дверь, в которую входил уже множество раз. Может мне показалось. Все бросаю курить. А то еще чего померещиться.
Вдруг зазвонила знакомая мелодия. По ней я узнал, что это мой телефон, следую источнику звука, я нашел свой телефон во внутреннем кармане пальто. Ах, вот ты где, паршивец.
-Да? Алло. Кто это?


оффтоп

2013-03-07 в 20:33 

Edelgarde
Carpe Diem
Сер_Алекс, оффтоп

2013-03-07 в 21:38 

Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
оффтоп

Свой день рождения в этом году Лиза ждала как никогда. Еще бы, ведь приедет Денис, с которым они не виделись целых восемь месяцев, с самого Нового Года! Старшего брата она очень любила, несмотря, а может благодаря разнице в возрасте: Лизе только-только исполнялось пятнадцать, а брат этим летом закончил университет. Родители, всю жизнь не вылезающие из сельской глуши и живущие от зарплаты до зарплаты, безумно гордились сыном, который смог поступить на бюджет и вырваться в город, и постоянно хвастались им перед соседями. Лиза на это лишь картинно закатывала глаза, а сама все поторапливала календарь. Когда же он, наконец, приедет? Что подарит? Говорят, устроился в престижную фирму, наверно много зарабатывает…
Денис опаздывал. Уже накрыли стол и позвали бабушку с дедушкой, чинный семейный праздник был в самом разгаре, когда раздался звонок.
- Приехал! - воскликнула Лиза, срываясь с места. Длинная юбка зацепилась за стул, тот с грохотом повалился на пол, и за эти секунды девушка домчалась до прихожей и распахнула дверь. Но щуплая фигура на пороге никак не могла быть ее могучим братом.
- Привет, Глеб, - мгновенно скиснув, сказала Лиза. - Заходи.
- С днем рождения! - парень сделал шаг вперед и вручил огромный букет, где в белоснежных ромашках тонули нежно-розовые розы.
- Спасибо, - Лиза нашла в себе силы улыбнуться. В конце концов, старый друг детства и сын маминой подруги ни в чем не виноват.
Они прошли в комнату, где, поздоровавшись со всеми, Глеб отдал имениннице и пакет, который тоже принес с собой.
- Мы вчера с отцом ездили в город. Так вот это от Дениса.
А Лиза уже развернула упаковку и достала большую, с торт размером, металлическую коробку. На крышке цветы яркими праздничными красками, а внутри, в треугольных конвертах из промасленной бумаги, печенья из тех, что можно увидеть только в фильмах про королев. Несколько мгновений Лиза смотрела на это богатство, а потом спохватилась:
- Так он не приедет?
Глеб покаянно замотал головой.
- Откупился, значит? - девушка обижено поджала губы и, преодолев себя, отодвинула коробку прочь. - А сам опять не приехал! А как обещал, как обещал! Лицемер.
- Лиза, ну перестань, - вступилась за брата мама. - Ты же знаешь, он только устроился на работу, видимо, ему не дали отгул.
- Ну и что? Все, не хочу больше про него слышать.
Родители послушно сменили тему. Конечно, то ведь ее день рождения!
Но оказывается, это были не все подарки Глеба. Прощаясь в коридоре, он вдруг приблизился и заговорщицки прошептал:
- У меня тебе от Дениса еще кое-что есть.
- Не нужно мне ничего!
- Да погоди ты. Не шуми, - и Лиза почувствовала, как ей в ладонь лег тяжелый пластиковый корпус. Она опустила взгляд и увидела телефон. Слегка потасканный, но это не имело значения, а на экране - фотография улыбающегося брата, номер телефона и зеленая кнопка с трубкой.
- Он очень извинялся, что не смог приехать, правда, и обещался звонить тебе часто-часто. Можешь сама ему набрать, кстати.
- А-а-а, спасибо-спасибо-спасибо! - от избытка чувств завизжала Лиза и, повиснув на шее у парня, чмокнула его в щеку. И не обращая внимание на его блаженное лицо, побежала в свою комнату - звонить. Наконец-то она услышит его голос! Уж и выскажет она ему за нарушенное обещание!

2013-03-07 в 21:57 

Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
оффтоп

2013-03-07 в 21:59 

Lagroffe [DELETED user]
Шенайя, оффтоп

2013-03-07 в 22:02 

Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
оффтоп

2013-03-07 в 22:02 

Lagroffe [DELETED user]
Шенайя, оффтоп

2013-03-07 в 22:08 

Сер_Алекс
Ведь так страшно умирать, зная, что о тебе так никто и не вспомнит…
Шенайя,читать дальше

2013-03-07 в 22:14 

оффтоп

Ах, мой Бог! Это была банка такого печенья, которое можно попробовать лишь раз в жизни. Огромная жестяная коробка с заснеженными домиками на крышке была доверху заполнена самым ароматным и хрустящим, восхитительным печеньем. Ася приоткрыла ее и любовалась на лакомство, глаза ее были голодными и немного алчными. Как же хотелось откусить! Ничего и никогда в жизни, казалось Асе, не было такой провокацией на обман, как эта расписная банка. Трогать драгоценное печенье запрещалось под страхом жуткой безвестной смерти. Девчонка ежедневно любовалась на него уже который день, изрядно напрягая силу воли, чтобы ненароком не скушать хоть одну маленькую-премаленькую печененку.

Она легонько вскочила на стул и поставила коробку на законное место. За окном зашумела чья-то машина, звук показался знакомым и родным. Может быть, папа вернулся? Ася неловко подпрыгнула и бросилась вон из гостиной. Встречать отца было положено у порога и ни метром глубже в дом. Бабуля возилась на кухне, что-то покряхтывая в такт помешиванию утренней овсянки огромной деревянной ложкой. Ася распахнула дверь и завопила во все свое маленькое горло:
- Ба-а-аб, папа приехал!
Бабуля не разделила ее радости. Она накинула свой пуховый платок на покатые плечи и бросилась открывать. Ася замешкалась. Ее лицо выражало с десять чувств сразу. Раздался противный телефонный звонок и девочка нехотя сняла тяжелую зеленую трубку.
- Алло, можно Викентия Андреича?
- Он через минутку будет, подождите.
Ася прислонила трубку к стене и побежала навстречу отцу.
Его черные усы как всегда пугали. Было в них что-то такое зловещее, хотя глаза у Викентия Андреича добрые и веселые. Ася притихла, когда отец потрепал ее по голове и что-то сказал. Она не расслышала. Уж больно радостное было событие!
Бабуля тут же усадила их обоих за стол и куда-то вышла. Ася спрашивала отца о делах в городе, тот отшучивался. Не рассказывать же дочке всех прелестей жизни бывалого милиционера, который ежедневно занимается расчисткой темных улиц от всевозможных бандитов и бандиток. Лихие годы, что ни говори. За разговором Ася так и позабыла, что телефонная трубка все еще прислонена к стене.
В руках у вошедшей бабушки оказалась та самая волшебная коробка печенья, которая так восхищала девочку. Бабуля небрежным жестом сняла с нее крышку и воодрузила в центр стола. Глаза Аси вновь смотрели на самое восхитительное печенье, она была счастлива, что наконец попробует его, вкусит этот запретный плод, если можно так выразиться. Бабушка уже разливала чай по чашкам, отец хмуро выложил на стол табельное оружие и расстегнул две пуговицы на рубашке. Устал.
Наконец-то заветная сладость была у Аси в руке. Она подносила ее ко рту с каким-то звериным вожделением. Момент был напряженный, даже бабушка заметила какую-то странность в поведении внучки, а отец и вовсе перестал жевать свой гигантский бутерброд. Ася медленно жевала, испытывая наверное миллион различных ощущений. А потом вдруг сказала:
- Это не печенье, это лицемер какой-то. С виду вкусное, а на деле ничего особенного. Ешьте сами. Как и тот важный дяденька, что позвонил. Тоже такой же. Важный как король, а на деле ничего не может, даже позвонить вовремя.
Внимательный слушатель мог бы услышать, как наконец упала на рычаги трубка на том конце. Да, неповезло Викентию Андреичу с дочкой, уж больно пряма и честна оказалась. Ася допила чай и ушла к себе. Теперь ее не мучило никакое печенье. А вот отцу предстояло долго разбираться с начальством.

2013-03-07 в 22:20 

Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
оффтоп

2013-03-07 в 22:24 

Шенайячитать дальше

2013-03-07 в 22:28 

Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
оффтоп

2013-03-07 в 22:31 

читать дальше

2013-03-08 в 06:47 

Erstemal
В любой непонятной ситуации стреляй в колено.
Лезу в рюкзак с очередным пакетом и обнаруживаю там кота. Снова.
– Рыжая лицемерная морда. Вот возьму тебя с собой – что будешь делать? Ты же из квартиры выйти боишься!..
Морда говорит «Мря», обиженно дёргает хвостом и удаляется на кухню. В окна бьёт рассвет, из коридора, убирая телефон в карман, возвращается Рыж – они тёзки с котом, и попервоначалу это служило источником нехитрых шуток, да и сейчас иногда работает.
– Что говорят? – интересуюсь, не понимая головы: как обычно, стропа слишком короткая, и борьба с рюкзаком занимает почти всё внимание.
– Напоминают, чтоб кчайности не забыли.
– Зачем нам кчайности? – пенка пристёгнута, можно немного расслабиться и подумать, что забыли.
– На ночных вахтах чаи гонять. Где у тебя печеньки?
– В банке из-под чупа-чупсов. На неделю всё равно не хватит.
– А банка где? По дороге докупим, твои стратегические запасы давно пора обновить.
– А банка под диваном. Была пару дней назад…
Ещё полчаса спустя всё, вроде бы, собрано и уложено. Пора выходить.
Через несколько часов город останется за кормой, обжитой мир сожмётся до размеров металлического острова, который можно обойти неспешным шагом минут за десять, а весь прочий раскинется от далёкого берега с одного борта до горизонта в открытом море – с другого. И если лечь в дрейф на закате, можно услышать, как шипит, касаясь воды, опускающееся солнце.

2013-03-08 в 12:17 

Шенайя
Когда сказку читают, она - правда.
оффтоп

2013-03-08 в 13:57 

Erstemal
В любой непонятной ситуации стреляй в колено.
Шенайя, читать дальше

2013-03-08 в 17:55 

Дарьяж
Поживем - увидим, доживем - узнаем, выживем - учтем.
«Лицемер. Ну что это за имечко такое? Особенно для коня…» - он стоял, переминаясь с ноги на ногу, и размышлял. Люди всегда как-то странно реагировали поначалу, когда хозяйка конюшни представляла его им в первый раз. Раньше его задевала такая реакция, теперь он привык, но иногда, когда ему было грустно, и долго никто не приходил, он стоял и думал о своём имени.
Как-то одна всадница сказала про него, что имя лошади отражает её характер. Но Лицемер был уверен, что к нему это совершенно не подходит. Ну подумаешь один раз сбросил новенькую девочку – она ластилась к нему, называла хорошей лошадкой и он мягко тыкался теплым носом в её ладонь. Девочка что-то щебетала и щебетала, а потом так взяла хлыстик и… в общем, он её сбросил. А она хозяйке так и сказала: «Он действительно лицемер! Сначала ласкался, а потом сбросил!»
Или вот тоже случай был: солидная вроде дама, экипировка по последней моде, в одной руке телефон, в другой – пакет с морковкой и он, Лицемер, уже начал было надеяться на хорошую прогулку, как этот проклятый телефон зазвонил. Дама отвернулась и пошла болтая по телефону, оставив пакет лежать у коновязи. Лицемер и так и сяк пытался до него дотянуться, но не смог, а вот злобный пони Зонтик – смог. Схрумкал всю морковку и резво потрусил дальше. Дама вернулась и попыталась надеть на Лицемера уздечку, но он, расстроенный неудачей с морковкой, так и не дался ей в руки. И опять нажаловались на него хозяйке – «Он и правда лицемер! Морковку съел, а работать не хочет!»
«Эх, ну почему так несправедлива жизнь?» - Лицемер продолжал думать и поджидать хозяйку. А она уехала в город. Лицемер там никогда не был, но точно знал, что это то место откуда хозяйка привозила новых всадников и новые вкусности, жаль только они ему редко когда доставались.
Заслышав знакомые шаги, он по привычке приветственно заржал и так же по привычке стал ждать, что хозяйка как всегда пройдет мимо. А она почему-то остановилась именно у его стойла. Он навострил уши. Хозяйка зашла к нему, а в руках у неё… О, господи! Лицемер даже глазам своим не поверил – у неё в руках была большая коробка печенья! Настоящего! Лошадиного!
- Знаешь, Лицемер – хозяйка ласково погладила его морду, - а ведь у тебя сегодня День Рождения. И я знаю, что ты вовсе не лицемер, просто твою мать звали Лизея, а отца - Центавр, а у нас у людей принято давать кличку жеребенку по начальным буквам его родителей, вот и всё.
Она открыла коробку и он с наслаждением принялся уплетать рассыпчатое печенье. Подумаешь кличка! Просто набор букв. Теперь-то он это точно знает. И печенье оказалось таким вкусным…

   

Путь писателя

главная